Версия для печати

Большая излучина Великой Отечественной

17 июля. 75 лет назад началась сталинградская оборонительная операция
Кулинченко Вадим
Оборонительная операция началась на дальних подступах. Передовые отряды 62 и 64-й армий в течение шести суток оказывали ожесточенное сопротивление на рубеже рек Чир и Цимла

При отсутствии второго фронта в Европе гитлеровское командование продолжало наращивать военные усилия на востоке. Это позволило немецко-фашистским войскам летом 1942 года, дезориентировав Ставку ложной операцией «Кремль», развернуть наступление на южном крыле с целью захвата плодородных земель Дона, Кубани, Нижней Волги и выхода в нефтяные районы Кавказа. Началась операция «Блау» – после окружения и уничтожения войск Юго-Западного фронта предполагалось разделить группу армий «Юг» на две: «А» под командованием фельдмаршала Листа (1-я танковая, 17 и 11-я полевые немецкие и 8-я итальянская армии) и «Б» под командованием фельдмаршала фон Бока (4-я танковая, 2 и 6-я полевые немецкие и 2-я венгерская армии), которые должны были наступать на Сталинград и Кавказ.

С 28 июня по 7 июля гитлеровцам, несмотря на героическое сопротивление Красной армии, удалось прорвать советскую оборону на фронте в 300 километров и продвинуться в глубину на 150–170 километров. Над войсками Южного фронта, продолжавшими удерживать рубежи в Донбассе, нависла угроза окружения. К исходу 15 июля враг, прорвав оборону между Северским Донцом и Доном, получил возможность развить успех стремительным броском к Волге и на Северный Кавказ.

Для наступления на Сталинград из состава группы «Б» была выделена 6-я армия (командующий генерал-полковник Ф. Паулюс). К 17 июля в нее входило 13 дивизий (270 тысяч л. с, 3000 орудий и минометов, около 500 танков). Поддержку с воздуха обеспечивал 4-й флот люфтваффе (1200 боевых самолетов).

Большая излучина Великой Отечественной
Фото: google.com

12 июля был создан Сталинградский фронт (командующий – маршал С. К. Тимошенко, с 23 июля – генерал-лейтенант В. Н. Гордов). Перед ним стояла задача, обороняясь в полосе шириной 520 километров, остановить дальнейшее продвижение врага. Ее выполнение фронт начал, имея всего 12 дивизий (160 тысяч л. с, 2200 орудий и минометов, около 400 танков). В 8-й воздушной армии насчитывалось 454 самолета. Основные усилия фронта были сосредоточены в большой излучине Дона, где 62 и 64-я армии заняли оборону, чтобы не дать врагу форсировать реку и кратчайшим путем выйти к Сталинграду.

Оборонительная операция началась на дальних подступах. С 17 июля передовые отряды 62 и 64-й армий в течение шести суток оказывали ожесточенное сопротивление на рубеже рек Чир и Цимла. Это заставило наступавших развернуть часть сил от главного направления. Так было выиграно время для укрепления наших войск на основном рубеже. Борьба за главную полосу обороны 62 и 64-й армий началась 23 июля.

Охватывающими ударами по флангам советских войск в большой излучине Дона вермахт пытался окружить их, выйти в район Калача и прорваться к Сталинграду с запада. В результате упорной обороны 62 и 64-й армий и контрударов 1 и 4-й советских танковых армий и этот замысел был сорван.

К 10 августа советские войска отошли на левый берег Дона, заняли оборону на внешнем обводе Сталинграда и остановили вражеское продвижение. Гитлеровцы были вынуждены усилить сталинградскую группировку 4-й танковой армией, перебросив ее с кавказского направления.

Оборонительная фаза сражения продолжалась до 18 ноября 1942 года. В становлении обороны Сталинграда большую роль сыграл приказ НКО № 227 от 28 июля, известный под названием «Ни шагу назад!».

Вадим Кулинченко,
капитан 1-го ранга в отставке, публицист

#Семен Константинович Тимошенко #Василий Николаевич Гордов #Вильгельм Лист / Wilhelm List #Федор фон Бок / Fedor von Bock #Фридрих Паулюс / Friedrich Paulus

Опубликовано в выпуске № 26 (690) за 12 июля 2017 года

Аватар пользователя прохожий
прохожий
12 июля 2017
Из воспоминаний Члена Военного Совета фронта: "Однажды мы с Гордовым решили поехать в 64-ю армию и познакомиться с ее командующим Чуйковым. Я Чуйкова прежде не знал, а только слышал, что это боевой генерал, который был нашим военным советником у Чан Кайши. Он только что приехал из Китая и сразу принял резервную 64-ю армию. Армия эта стояла южнее. Поехали мы к ней по степи. Тревожных донесений с этого фланга тогда не имели. Но когда приехали туда, увидели ужасную картину. Там тянутся калмыцкие полупустынные степи. Много земель, непригодных для обработки. По ним, как белые лебеди на буром фоне, рассыпанным строем тянулись от Дона на восток бойцы 64-й армии. Они были прижаты противником к Дону и вплавь, сбросив обмундирование, в нижнем белье переплывали, кто мог, реку и отступали на восток. Приехали мы в расположение штаба. В небольшом кустарнике стояли машины и все остальное, что нужно для штаба. Никаких строений не было. Дорожки были хорошо распланированы, убраны и почищены. Там познакомились мы с новым командующим армией. Чуйков был элегантно одет. Необычно, не так, как другие наши генералы одевались во время войны. Ходил со стеком в руке. Производил впечатление человека с претензией. Создалось не особенно-то приятное впечатление. Гордов набросился на него со всей своей грубостью и руганью. И действительно: ведь армия потеряла управление. Учитывая тяжелую обстановку того времени и то, что Чуйков только что прибыл из Китая и внешне выглядел довольно вычурно, он производил невыгодное впечатление. Мы вынуждены были поставить вопрос о его замене. Освободили Чуйкова, передвинули его в опергруппу, а назначили взамен на 64-ю армию Шумилова. Шумилов прежде замещал командующего 21-й армией. Чуйкова мы взяли в резерв фронта. Шумилов, когда принимал армию, попросил, чтобы перевели вместе с ним и члена Военного совета Сердюка. Он говорил, что они привыкли друг к другу и уважают друг друга. Мы уступили и перевели Сердюка членом Военного совета в 64-ю армию. Так Шумилов с Сердюком и продолжали управлять этой армией, вплоть до разгрома войск Паулюса под Сталинградом. Потом, после разгрома Паулюса, я встретился с Шумиловым и Сердюком уже тогда, когда они пришли к нам на Курскую дугу и заняли участок по Донцу. Их армия называлась уже 7-й Гвардейской: 64-я в результате успешных боев под Сталинградом была названа Гвардейской. Она пришла в полном составе и заняла участок фронта севернее Белгорода. А пока что мы с Гордовым поручили Чуйкову собирать отставших бойцов, организовать из них отряды и действовать против врага. Чуйков занялся этим делом. Он быстро организовал отряд, не помню, какого состава, отличился, хорошо наносил удары по врагу, который рвался к Волге. Это было уже перед осенью. Между тем получилось так, что командующий 62-й армией[101] обманул командующего войсками Сталинградского фронта, которым стал в то время уже Еременко[102]. Возник вопрос, кого же назначить командующим 62-й армией, которая отходила прямо к Сталинграду и должна была защищать его? К этому времени у меня сложилось уже очень хорошее впечатление о Чуйкове. Мы позвонили Сталину. Он спросил: "Кого же вы рекомендуете назначить на 62-ю армию, которая будет непосредственно в городе?". Говорю: "Василия Ивановича Чуйкова". Его почему-то всегда называли по имени и отчеству, что было в рядах армии редко. Не знаю, почему так повелось. Сталин спрашивает: "А не пропьет он армию?". Отвечаю: "Товарищ Сталин, я никогда не слышал, что он пьяница и может как-то пропить армию. Не знаю, откуда у вас такие сведения о Чуйкове. Чуйков себя очень хорошо показал как командующий отрядом, который он сам организовал. Думаю, что он и впредь будет хорошим организатором и хорошим командующим 62-й армией". Сталин: "Хорошо, назначайте. Утвердим его". Это произошло уже при Еременко. Тогда противник прижал нас. Не помню точно, когда к нам прибыл с фронтовым штабом Еременко. Сначала ему был отведен особый участок и выделены для него войска. Он находился в составе Сталинградского фронта с какими-то особыми полномочиями. Это было мне и тогда непонятно, и сейчас я никак не могу разобраться, что это значило. Пришел он, представился. Я с ним тогда и познакомился, но не понимал его полномочий. Но раз доложил, то и ладно. На войне приветствуется вс? и все, кто может стрелять. Так он начал действовать там."
Аватар пользователя прохожий
прохожий
12 июля 2017
Из воспоминаний Члена Военного Совета фронта: "Однажды мы с Гордовым решили поехать в 64-ю армию и познакомиться с ее командующим Чуйковым. Я Чуйкова прежде не знал, а только слышал, что это боевой генерал, который был нашим военным советником у Чан Кайши. Он только что приехал из Китая и сразу принял резервную 64-ю армию. Армия эта стояла южнее. Поехали мы к ней по степи. Тревожных донесений с этого фланга тогда не имели. Но когда приехали туда, увидели ужасную картину. Там тянутся калмыцкие полупустынные степи. Много земель, непригодных для обработки. По ним, как белые лебеди на буром фоне, рассыпанным строем тянулись от Дона на восток бойцы 64-й армии. Они были прижаты противником к Дону и вплавь, сбросив обмундирование, в нижнем белье переплывали, кто мог, реку и отступали на восток. Приехали мы в расположение штаба. В небольшом кустарнике стояли машины и все остальное, что нужно для штаба. Никаких строений не было. Дорожки были хорошо распланированы, убраны и почищены. Там познакомились мы с новым командующим армией. Чуйков был элегантно одет. Необычно, не так, как другие наши генералы одевались во время войны. Ходил со стеком в руке. Производил впечатление человека с претензией. Создалось не особенно-то приятное впечатление. Гордов набросился на него со всей своей грубостью и руганью. И действительно: ведь армия потеряла управление. Учитывая тяжелую обстановку того времени и то, что Чуйков только что прибыл из Китая и внешне выглядел довольно вычурно, он производил невыгодное впечатление. Мы вынуждены были поставить вопрос о его замене. Освободили Чуйкова, передвинули его в опергруппу, а назначили взамен на 64-ю армию Шумилова. Шумилов прежде замещал командующего 21-й армией. Чуйкова мы взяли в резерв фронта. Шумилов, когда принимал армию, попросил, чтобы перевели вместе с ним и члена Военного совета Сердюка. Он говорил, что они привыкли друг к другу и уважают друг друга. Мы уступили и перевели Сердюка членом Военного совета в 64-ю армию. Так Шумилов с Сердюком и продолжали управлять этой армией, вплоть до разгрома войск Паулюса под Сталинградом. Потом, после разгрома Паулюса, я встретился с Шумиловым и Сердюком уже тогда, когда они пришли к нам на Курскую дугу и заняли участок по Донцу. Их армия называлась уже 7-й Гвардейской: 64-я в результате успешных боев под Сталинградом была названа Гвардейской. Она пришла в полном составе и заняла участок фронта севернее Белгорода. А пока что мы с Гордовым поручили Чуйкову собирать отставших бойцов, организовать из них отряды и действовать против врага. Чуйков занялся этим делом. Он быстро организовал отряд, не помню, какого состава, отличился, хорошо наносил удары по врагу, который рвался к Волге. Это было уже перед осенью. Между тем получилось так, что командующий 62-й армией[101] обманул командующего войсками Сталинградского фронта, которым стал в то время уже Еременко[102]. Возник вопрос, кого же назначить командующим 62-й армией, которая отходила прямо к Сталинграду и должна была защищать его? К этому времени у меня сложилось уже очень хорошее впечатление о Чуйкове. Мы позвонили Сталину. Он спросил: "Кого же вы рекомендуете назначить на 62-ю армию, которая будет непосредственно в городе?". Говорю: "Василия Ивановича Чуйкова". Его почему-то всегда называли по имени и отчеству, что было в рядах армии редко. Не знаю, почему так повелось. Сталин спрашивает: "А не пропьет он армию?". Отвечаю: "Товарищ Сталин, я никогда не слышал, что он пьяница и может как-то пропить армию. Не знаю, откуда у вас такие сведения о Чуйкове. Чуйков себя очень хорошо показал как командующий отрядом, который он сам организовал. Думаю, что он и впредь будет хорошим организатором и хорошим командующим 62-й армией". Сталин: "Хорошо, назначайте. Утвердим его". Это произошло уже при Еременко. Тогда противник прижал нас. Не помню точно, когда к нам прибыл с фронтовым штабом Еременко. Сначала ему был отведен особый участок и выделены для него войска. Он находился в составе Сталинградского фронта с какими-то особыми полномочиями. Это было мне и тогда непонятно, и сейчас я никак не могу разобраться, что это значило. Пришел он, представился. Я с ним тогда и познакомился, но не понимал его полномочий. Но раз доложил, то и ладно. На войне приветствуется вс? и все, кто может стрелять. Так он начал действовать там."
 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
Кулинченко Вадим
Купинов Максим
Стригунов Константин
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц