Версия для печати

Чем отдельная штрафная рота от штрафбата принципиально отличалась?

Полууголовная штрафная рота и офицерский штрафной батальон
Кустов Максим

До сих пор, несмотря на множество публикаций о штрафниках Великой Отечественной и явный интерес к этой теме,  многие любители военной истории не знают о принципиальной разнице между штрафными батальонами Великой Отечественной и отдельными (армейскими) штрафными ротами.

До сих пор, несмотря на множество публикаций о штрафниках Великой Отечественной и явный интерес к этой теме,  многие любители военной истории не знают о принципиальной разнице между штрафными батальонами Великой Отечественной и отдельными (армейскими) штрафными ротами.

Александр  Пыльцын, командир взвода, затем роты 8-го отдельного штрафбата 1-го Белорусского фронта, автор  книги воспоминаний «Штрафной удар, или как офицерский штрафбат дошел до Берлина» с  возмущением писал об авторах современных публикаций, не находящих «различий между фронтовыми офицерскими штрафными батальонами и армейскими штрафными ротами».

При этом в воспоминаниях настоящего, а не литературно-кинематографического ветерана о комплектовании батальона постоянно подчеркивается, что «переменный состав» его состоит исключительно из разных категорий наказанных офицеров. Переменный состав – это те, кто отбывал наказание в штрафном подразделении. Обратимся к главному документу по «штрафной» теме.

В знаменитом приказе наркома обороны № 227 от 28 июля 1942 года предельно четко сказано:

«Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и, прежде всего командующим фронтов:
в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и, прежде всего командующим армиями:
в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной…».

В каждой общевойсковой армии было три штрафных роты. Воздушные и танковые армии своих штрафных подразделений не имели и направляли своих штрафников в общевойсковые. На передовой находилось одномоментно две штрафных роты. В них из соседних полков ежедневно прибывало пополнение — один или два человека. Любой командир полка имел право отправить своим приказом в штрафную роту солдата или сержанта. Кроме того, в штрафные роты прибывали заключенные, коим разрешили «смыть вину кровью».

Что за народ в штрафной роте

Пожалуй, наиболее подробно о том, что представляли из себя отдельные штрафные роты, и чем они принципиально  отличались от штрафных батальонов, написал Ефим  Гольбрайх, который был заместителем командира отдельной армейской штрафной роты 51-й армии в 1944–1945 годах.

По его словам, причиной отправки в штрафную роту из фронтовых частей могло быть «невыполнение приказа, проявление трусости в бою, оскорбление старшего начальника, драка, воровство, мародерство, самоволка, а может, просто ППЖ комполка не поправшей, и прочее и прочее».

В штат роты входили восемь офицеров и четыре сержанта «постоянного состава». После того, как из тыла прибывал эшелон с заключенными, человек четыреста, рота по численности личного состава превышала обычный стрелковый батальон. Сопровождали заключенных конвойные войска, которые сдавали их по акту офицерам «постоянного состава» штрафной роты.

Конечно, «переменный состав» отдельной штрафной роты сильно отличался от «переменного состава» штрафных батальонов, состоявших из проштрафившихся офицеров. В отдельных ротах моральный климат был значительно хуже, чем в батальонах:

«Что за народ. Тут и бандиты, и уголовники-рецидивисты, и укрывающиеся от призыва, и дезертиры, и просто воры. Случалось, что из тыла прибывали и несправедливо пострадавшие. Опоздание на работу свыше двадцати минут считалось прогулом, за прогул судили, и срок могли заменить штрафной ротой. С одним из эшелонов прибыл подросток, почти мальчик, таким, по крайней мере, казался. В пути уголовники отбирали у него пайку, он настолько ослабел, что не мог самостоятельно выйти из вагона. Отправили его на кухню».

Попасть в штрафную роту можно было по любому поводу. Например, вот  что вспоминает Аркадий Васильевич Марьевский, воевавший впоследствии в танковых войсках. Будучи призванным в армию и ожидая формирования пехотной части, он стоял в карауле около склада. К нему подошел начальник караула — старший сержант Наумкин. За ним — сани с двумя лошадьми в упряжке. Поговорив немного с караульным, Наумкин взял у него винтовку, отомкнул штык, подошел к дверям склада и сорвал замок. Затем погрузил на подводу продукты и полушубки, предназначенные для солдат, и уехал.

Конечно, Марьевский должен был этому помешать, но ему было всего семнадцать лет, а проделывал все это начальник караула. Так что солдат просто остался на своем посту и молчал. Промолчал он и на следующий день, когда Наумкин, который был помощником командира взвода, угощал его сухарями и салом. Молодому красноармейцу просто не пришло в голову, что он стал соучастником в воровстве.

Но кража быстро обнаружилась — кладовщики подняли шум, и Наумкина, а вместе с ним и незадачливого караульного арестовали. Без всякого трибунала особый отдел их приговорил к расстрелу, тем более что Марьевский и не отпирался.

Быть бы им на том свете, если бы не командир полка, подполковник Бубнов. Дело было за несколько дней до отправки части на фронт и, судя по всему, он договорился с работниками НКВД заменить расстрел направлением в штрафную роту. Вот так Марьевский и попал в штрафники. Он поехал на фронт вместе со всеми, только штрафники, которых набралось порядочно, ехали в отдельном вагоне.

Хватит, немец уже убежал

Вот как он вспоминал свой первый и последний бой в штрафной роте:
«Я не знаю, как получилось… Я только помню, что перед первой атакой нам выдали по десять патронов на винтовку. А потом я стою, затвором щелкаю, стреляю, а у меня уже нет патронов. Вдруг какой-то хлопает меня по плечу солдат: «Хватит, немец уже убежал». Вокруг трупы наших штрафников, а я живой. Думаю: «Как же так?» Ничего не понимаю, как будто помешался. После боя написали представление, сняли с меня судимость и даже медалью «За отвагу» наградили, отправив к своим в часть».
Поразительно, насколько несопоставимы были преступления и проступки, за которые можно было попасть в штрафники. Есть свидетельства фронтовиков о том, что даже за убийство офицера могли не расстрелять, а отправить в штрафную роту.

Вот что вспоминает, к примеру, бывший артиллерист Всеволод Иванович Олимпиев. В 1944 году он ехал на фронт с группой солдат, выздоровевших после ранений:

«Запомнился молодой парень интеллигентного вида с гитарой, который приятным голосом исполнял песню штрафников.

«…Но пыльной дороге устало рота штрафная идет…
Лица нахмурены, брови суровые,
только вперед и вперед,
искупленье нас ждет…
Кто там, кто там захныкал,
вспомнил жену или мать —
ты не один, а нас целая рота,
и каждый готов умирать…»

Разговорились. Я спросил, за что он попал в штрафную роту. Оказывается, будучи радистом на одном из кораблей Черноморского флота, он находился в увольнении в Новороссийске и к несчастью попался на глаза коменданту города. Что между ними произошло, я не очень понял, но встреча закончилась тем, что молодой краснофлотец застрелил из пистолета офицера».

Стреляем над головами этих паразитов

Принципиальную разницу в моральной стойкости и боеспособности «офицерских» штрафных батальонов и полууголовных штрафных рот предельно четко сформулировал Ефим Гольбрайх:

«Не следует думать, что все штрафники рвались в бой. Вот вам пример. Атака захлебывается. Оставшиеся в живых залегают среди убитых и раненых. Но нас было намного больше! Где остальные? Вдвоем с командиром роты, капитаном Шучкиным, под немецким огнем, возвращаемся к исходному рубежу. Так и есть! В траншее притаилась, в надежде пересидеть бой группа штрафников. И это когда каждый солдат на счету! С противоположных концов траншеи, держа в каждой руке по пистолету, в левой — привычный ТТ, в правой — трофейный парабеллум, он тяжелее, чуть не разрываясь над траншеей — одна нога на одном бруствере, другая — на противоположном, двигаемся навстречу друг другу и сопровождая свои действия соответствующим текстом, стреляем над головами этих паразитов не целясь, и не заботясь о целости их черепов. Проворно вылезают и бегут в цепь…

В штрафных батальонах — подобного не может быть. Здесь все поставлено на карту. Эти офицеры не лишены званий и в большинстве случаев не имеют судимости. По ранению или отбытию срока они имеют право на прежние должности».

Действительно, Александру Пыльцыну свой «переменный» офицерский контингент выстрелами в атаку гнать не приходилось. Штрафник штрафнику рознь.
Гольбрайх объясняет эту разницу в поведении так же, как и его коллега Пыльцын — в штрафбатах отбывают наказание проштрафившиеся офицеры, надеющиеся в бою заслужить возвращение на свои прежние должности.

В атаку с одним штыком – это в штрафной роте

Кроме того, заметные отличия существовали и в вооружении «переменного состава» штрафбатов и армейских штрафных рот.

Пыльцын пишет: «Хочу обратить внимание читателя на то, что наш батальон постоянно пополнялся новым оружием в достаточном количестве. У нас уже были еще не широко применяемые в войсках новые автоматы ППШ вместо ППД. Получили мы и новые противотанковые ружья ПТР-С (т. е. Симоновские) с пятизарядным магазином. И вообще недостатка в оружии мы никогда не испытывали. Об этом я говорю потому, что нередко в послевоенных публикациях утверждалось, будто штрафников гнали в бой без оружия или давали одну винтовку на 5–6 человек и каждый, кто хотел вооружиться, желал скорейшей гибели того, кому оружие досталось. В армейских штрафных ротах, когда их численность превышала иногда тысячу человек, как мне рассказывал уже через много лет после войны офицер Михайлов Владимир Григорьевич (к сожалению, теперь уже покойный}, командовавший тогда такой ротой в 64-й армии, бывали случаи, когда просто не успевали подвезти нужное количество оружия и тогда, если перед выполнением срочно поставленной боевой задачи не оставалось времени на довооружение, одним давали винтовки, а другим — штыки от них. Свидетельствую: это никак не относилось к офицерским штрафбатам. Оружия, в том числе и самого современного, там всегда хватало».

То есть штрафные батальоны, с их офицерским «переменным составом» хорошо вооружали, а вот армейские штрафные роты могли и в описанном выше варианте в атаку отправить…

Максим Кустов

Опубликовано 19.08.2017

Аватар пользователя прохожий 2
прохожий 2
19 августа 2017
Всю неразбериху навело постоянное "секретничание" всего в СССР. Даже многосерийный фильм назвали "Штрафбат", когда речь шла о штрафной роте... Штрафвроты были в каждой Армии, когда штрафбатов единицы и на Фронт. И условия, примерно, как путать солдатскую и офицерскую гауптвахту... Конечно, сталинское время, не пряник, стирали в порошок всех , и виновных, и не виновных... О военных действиях этих штрафных подразделений отдельная песня и на любителя чрезвычайщины, чаще имеющее более отношения к порокам людским...
Аватар пользователя Андрей Тольятти
Андрей Тольятти
20 августа 2017
Не скажу за общее состояние дел в штрафбатах! Но вот мой отец прошел через 2й отдельный штрафбат западного фронта-это где то под Ржевом, Было 965 человек по списку из боя вышло по словам Бати человек 30 не более.То что вооружали это правда и боезапас сколько сможешь унести!И водочки перед атакой не жалели знали что может в последний раз! А в подчинении штрафбат был в ставке фронта там решали на какой участок послать.
Аватар пользователя Гость
Гость
21 августа 2017
да примерте на себя.
Аватар пользователя Гость
Гость
21 августа 2017
да примерте на себя.
Аватар пользователя Рустам
Рустам
21 августа 2017
Жаль людей,а сколько осталось в живых,ведь они выполнили свою роль.Многие не дожили до победы и надо отдать дань уважения этим солдатам и поставить им памятник.
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
24 августа 2017
Штрафники погибали, а потом взятие города приписывали "правильным" в/ч.
Аватар пользователя прохожий 2
прохожий 2
24 августа 2017
Антрополог, 16:46, 24 августа. С вами не соглашусь. Да, штрафников посылали на самые "убойные" места, на самые тяжёлые направления, но штрафники не делали основную погоду, во первых их было слишком мало по сравнению с наступавшими войсками, во вторых вооружение штрафников не давало основ для больших прорывов и побед. Так, взломают брешь в первых линиях обороны врага большой кровью, если ещё взломают, чаще гибли и не выполнив поставленных задач.
Аватар пользователя Андрей Тольятти
Андрей Тольятти
27 августа 2017
Я вот еще в тему , пытался как то узнать где воевал штрафбат моего отца дабы съездить поклониться , говорят пиши письменный запрос в архив мо России там все кадровые офицеры на учете. В результате пришел ответ в стиле нужны какие льготы? либо еще чего в этом плане? А по остальному справок не даем!!! В общем до сих пор гриф секретно! Даже на накладную на пару сапог! Маразм и абсурд, тех же немцев за деньги пускают в архивы и они там работают с документами.
Аватар пользователя прохожий 2
прохожий 2
19 августа 2017
Всю неразбериху навело постоянное "секретничание" всего в СССР. Даже многосерийный фильм назвали "Штрафбат", когда речь шла о штрафной роте... Штрафвроты были в каждой Армии, когда штрафбатов единицы и на Фронт. И условия, примерно, как путать солдатскую и офицерскую гауптвахту... Конечно, сталинское время, не пряник, стирали в порошок всех , и виновных, и не виновных... О военных действиях этих штрафных подразделений отдельная песня и на любителя чрезвычайщины, чаще имеющее более отношения к порокам людским...
Аватар пользователя Андрей Тольятти
Андрей Тольятти
20 августа 2017
Не скажу за общее состояние дел в штрафбатах! Но вот мой отец прошел через 2й отдельный штрафбат западного фронта-это где то под Ржевом, Было 965 человек по списку из боя вышло по словам Бати человек 30 не более.То что вооружали это правда и боезапас сколько сможешь унести!И водочки перед атакой не жалели знали что может в последний раз! А в подчинении штрафбат был в ставке фронта там решали на какой участок послать.
Аватар пользователя Гость
Гость
21 августа 2017
да примерте на себя.
Аватар пользователя Гость
Гость
21 августа 2017
да примерте на себя.
Аватар пользователя Рустам
Рустам
21 августа 2017
Жаль людей,а сколько осталось в живых,ведь они выполнили свою роль.Многие не дожили до победы и надо отдать дань уважения этим солдатам и поставить им памятник.
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
24 августа 2017
Штрафники погибали, а потом взятие города приписывали "правильным" в/ч.
Аватар пользователя прохожий 2
прохожий 2
24 августа 2017
Антрополог, 16:46, 24 августа. С вами не соглашусь. Да, штрафников посылали на самые "убойные" места, на самые тяжёлые направления, но штрафники не делали основную погоду, во первых их было слишком мало по сравнению с наступавшими войсками, во вторых вооружение штрафников не давало основ для больших прорывов и побед. Так, взломают брешь в первых линиях обороны врага большой кровью, если ещё взломают, чаще гибли и не выполнив поставленных задач.
Аватар пользователя Андрей Тольятти
Андрей Тольятти
27 августа 2017
Я вот еще в тему , пытался как то узнать где воевал штрафбат моего отца дабы съездить поклониться , говорят пиши письменный запрос в архив мо России там все кадровые офицеры на учете. В результате пришел ответ в стиле нужны какие льготы? либо еще чего в этом плане? А по остальному справок не даем!!! В общем до сих пор гриф секретно! Даже на накладную на пару сапог! Маразм и абсурд, тех же немцев за деньги пускают в архивы и они там работают с документами.
 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
Кулинченко Вадим
Купинов Максим
Стригунов Константин
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц