Версия для печати

Как Кремль от люфтваффе в сорок первом прятали

Мавзолей Ленина превратили в дом с мезонином
Антонова Ирина

Одна из самых таинственных страниц Великой Отечественной войны – так называемое «исчезновение» московского Кремля. Об уникальной маскировке символа нашей страны рассказывают подлинные эскизы и рисунки плана Кремля, который закамуфлировали в первые же дни войны.

28 неузнаваемых гектаров


Комендант Кремля генерал-майор Николай Спиридонов в секретной записке на имя Лаврентия Берии предложил срочно приступить к маскировке Кремля и прилегающих к нему территорий. Предстояло спрятать территорию в 28 гектаров, хорошо узнаваемую с неба по ее треугольной форме. Кроме того, зеленые крыши Кремля также были хорошим ориентиром, поскольку таких крыш в Москве почти не было.


К проекту были привлечены художники, архитекторы, театральные декораторы и бутафоры под руководством академика Бориса Иофана и главного художника Большого театра, автора эскизов кремлевских звезд Федора Федоровского.


Кремль принялись срочно перекрашивать. К работам привлекли инженеров, которые предусмотрели меры по видоизменению облика Кремля. А на самых сложных зданиях, таких как колокольня Ивана Великого, работали альпинисты…
Специальной краской замазывали золоченые купола соборов, убрали в чехлы рубиновые звезды кремлевских башен, зубцы стен накрыли фанерой, на самих стенах рисовали окна и двери. Красная, Школьная, Соборная площади, свободные от строений территории у Спасской, Боровицкой и Троицкой башен Кремля были закрашены под цвет деревьев и домов. Кроме того, появились здания-призраки из металлических труб и грубого брезента. Раскраска создавала иллюзию узких улиц и переулков. Один из уголков Кремля, задрапированный раскрашенными полотнищами, принял вид жилого квартала постройки ХIХ века. 


Основными ориентирами для немецких летчиков служили излучина Москвы-реки, Стрелка, Обводный канал, Москворецкий и Большой Каменный мосты. Поэтому Обводный канал строители и саперы замаскировали под улицу, МОГЭС дополнили фанерным этажом, излучину Москвы-реки между мостами заставили старыми баржами, разрисованными под дома. 


Что касается мавзолея, то комиссию по работам возглавлял сам автор постройки, архитектор Алексей Щусев. За одну ночь солдаты кремлевского полка (ПСН - полк специального назначения) превратили мавзолей в дом с мезонином: обнесли каркасом из металлических труб, на который натянули два этажа, «сшитые» из парусины по выкройке Бориса Иофана и раскрашенные соответствующим образом. 


Несмотря на столь мастерский камуфляж, тело Ленина все-таки решили вывезти. Тайно в специальном поезде из трех вагонов останки вождя вместе с лабораторией профессора Бориса Збарского отправились в Тюмень, где и пролежали несколько лет в сельскохозяйственном техникуме. А перед входом в замаскированный мавзолей, как и раньше, стояли солдаты ПСН на посту №1. Невидимым мавзолей пробыл долго, во время войны его открыли лишь во время парада 7 ноября 1941 года.

 
Погибшие защитники Кремля


Между тем, замаскировать все к первой бомбардировке не успели. В ночь на 22 июля 250-килограммовая бомба попала в Большой Кремлевский Дворец, между вторым и третьим окнами, однако не взорвалась. 


В кремлевском комплексе больше всего пострадало здание Арсенала. 12 августа 1941 года при очередном налете бомба попала в юго-западное крыло здания. Была разрушена арсенальная стена, и большие потери понес зенитно-пулеметный взвод 11-й роты – 20 убитых и 11 раненых. 


Очищенный от завалов Арсенал долго еще зиял проломом. Приехавший в августе 1942 года в Кремль Уинстон Черчилль, увидев этот пролом, остановился, окинул взглядом руины, снял шляпу и только после этого вошел в здание правительства.
Самая трагическая бомбежка Кремля произошла 29 октября 1941 года, когда внутри Арсенала старший сержант Кадушкин построил солдат для перевода их в другое место. Бомба попала в это построение. Погибли 46 человек, 100 получили ранения и контузии.


Несмотря на эти попадания, ни один взрыв не поразил главные цели – первый корпус Кремля, где находился рабочий кабинет Сталина, и мавзолей Ленина. Обнаружить их, даже при хорошей погоде оказалось не под силу асам, оснащенным превосходными картами и навигацией; маскировка спутала карты. Правда, в конце 1945 года, когда пришлось возвращать Кремлю прежний вид, специалисты столкнулись с огромной проблемой: за годы маскировки краска глубоко и прочно въелась в купола кремлевских соборов.


Ирина Антонова

Опубликовано 10.09.2017

 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
Кулинченко Вадим
Купинов Максим
Стригунов Константин
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц